Positionen
2001_1

Ваэль Хуссейн

Стиль и напор.
Современные проблемы Арабской архитектурной эстетики
 

Трудно спорить с организаторами конференции относительно того, что на современном архитектурном рынке главным товаром для продажи давно уже являются не столько архитектурные объекты в своей материальности, сколько <идеи, когнитивные концепции, предварительные позиции и ожидания>. Трудно только согласиться с тем, что эта ситуация ущербна. Не имеет смысла, на наш взгляд, критиковать то, что отвечает естественному порядку вещей. Феномен <имматериализации> является, как нам кажется, естественной реакцией культуры на интеграцию архитектуры в глобальную рыночную систему.

Как говорит блестящий русский искусствовед Олег Генисаретский, все процессы воспроизводства в современном мире <инцентрированы> на паре процессов <производство-потребление>. Для того, чтобы в ХХ веке нечто могло существовать как социальный предмет, оно должно быть включено в процессы производства-потребления, т.е. должно продаваться, покупаться и потребляться. В начале столетия казалось, что все это ставит под сомнение существование культуры. В сущности, европейский архитектурный функционализм и советское <производственное искусство> можно рассматривать как добровольную капитуляцию профессиональной культуры перед индустрией и ее дистрибутивными придатками (appendage).

Но во второй половине века культура вернула себе свое, и, похоже, даже без особых усилий. Собственно архитектурный рынок теперь наполнен предложением всех уже перечисленных в первом абзаце культурных упаковок плюс контектуальностью и ассоциациями, плюс аллюзиями и цитатами, плюс вернакуляром, и т.д., и т.п.

Сам факт возведения строительного объекта превратился в стандартный повод для продажи эстетической установки или, реже, художественной концепции. Хотелось бы сказать <вновь стал>, но это не так. Возврата к художественной практике XIX столетия, конечно же, не произошло. В век дизайна и информационных технологий <имматериальная> составляющая архитектуры заняла свое место среди образов массовой культуры и рекламных брэндов. Не думаю, чтобы это звучало уничижительно для вечного искусства архитектуры. Просто в очередной раз изменился способ его социальной реализации. Более того, архитектура, не освоившаяся с ним, оказывается рыночно неадекватной, а это по стандартам столетия означает выпадение из культуры.

2.

Современная ситуация в архитектуре Арабского мира является необычайно рельефной иллюстрацией этих тезисов. С <материалистической> точки зрения положение вполне беспроблемно. Регион богатеет. Повсеместно, от Абу-Даби на востоке до Касабланки на западе, возводятся сверхсовременные отели, банки и торговые центры. Материальность - просто великолепна. Но эта же ситуация воспринимается культурой, причем как арабской, так и европейской, как кризисная. Арабские города на глазах утрачивают архитектурное своеобразие, и это осознается как часть общего кризиса идентичности, переживаемого современным арабским обществом.

Попытки преодоления этой ситуации предпринимаются с самого начала эры независимости, т.е. с периода после Второй мировой войны. Самые распространенные способы вполне в духе XIX века - насаждение Арабского (или Исламского) стиля. Эти попытки, предпринимаемые прежде всего в архитектуре официальных резиденций, но также туристских отелей, жилых комплексов и т.п., столь же благонамеренны, сколь и безнадежны. Они отбрасывают Арабскую архитектуру на периферию мирового архитектурного процесса, уводят ее от проблем, тревожащих архитектурное сообщество в Европе и Америке, делая, т.о., неконкурентосопособной (non-competitive). В терминах нашего заглавия, культивирование <национального стиля> лишает местную архитектурную школу напора в борьбе за право голоса в соревновании ведущих архитектур современности.

3.

Каков же правильный путь, который смог бы создать новое архитектурное своеобразие Востока, не замыкая Арабскую архитектуру в порочный круг ностальгических эмоций и анахроничных приемов? Возрождение национального своеобразия Арабской архитектуры лежит не в плоскости выбора традиционных прототипов или стилевых приемов. Конкурентоспособность современной Арабской архитектуры будет определяться развитием в странах региона современной и динамичной творческой деятельности.

Необходимо преодолеть ряд диспропорций, которые возникли в творческой практике региона в период независимости. Историко-методологическая и организационная инфраструктура архитектурной науки слаба, а тематика исследований вторична по отношению к западным научным школам. система профессиональной коммуникации не развита, в особенности архитектурная печать. Основные каналы информации по-прежнему зависимы от бывших колониальных метрополий. Содержание архитектурного образования в странах региона также вторично по отношению к архитектурным школам метрополий. В большинстве Арабских стран студент пока не может получить достаточную профессиональную квалификацию.

Преодоление зависимости арабского мира от т.н. развитых стран в области подготовки архитектурных кадров, безусловно, является лишь вопросом времени. В последние годы в некоторых странах региона (Египте, Ливане) уже ведется магистерская подготовка по архитектуре. Нет сомнений в том, что этот процесс получит дальнейшее развитие, вплоть до появления в арабском мире собственной системы подготовки педагогических и научных кадров в области архитектуры.

Но дело не столько в количественной стороне образования, т.е. не в обеспечении необходимого числа профессионалов, сколько в качественной - в создании архитектурных школ, культурно и идеологически самостоятельных, способных "на равных" вести профессиональный диалог с бывшими метрополиями.

В Арабском регионе невооруженным глазом видна еще одна, на этот раз сугубо мыслительная проблема, ключевая для формирования динамичного сообщества, авторитетного в мировой архитектуре. Это проблема интерпретации Арабского архитектурного наследия в системе средств и методов архитектуры рубежа XXI вв. - в творческих парадигмах концептуализма, контекстуализма, <средового подхода>, <критического регионализма>. В профессиональном сознании сложился драматический разрыв между высоким уровнем теоретического освоения принципов традиционного Арабского зодчества и реальным включением наследия в архитектурно-урбанистическую практику.

4.

Развитие художественных средств в архитектуре Арабских стран во второй половине ХХ столетия шло по четырем основным направлениям поисков архитектурной выразительности:

  • следование в русле "интернационального стиля";

  • формальная стилизация объектов европейского типа на основе мотивов традиционного Арабского зодчества;

  • использование стилевых мотивов и устойчивых метафор из словаря традиционной Арабского зодчества в соединении со средствами современной архитектурной поэтики для "означения" национальной принадлежности здания или комплекса;

  • выявление и творческое использование в новом строительстве  органического строения традиционных типов Арабского зодчества с учетом достижений современной техники и культуры. На всех этих направлениях есть интересные творческие достижения, но, в то же время, в целом можно констатировать процесс углубляющейся деградации среды традиционных Арабских городов и утраты ими национальной специфики.

Использование историко-архитектурного наследия для создания архитектурной выразительности нового строительства имеет различный характер в архитектуре различных типов общественных зданий. В абсолютном большинстве офисных, учебных, гостиничных и торговых зданий и комплексов преобладает <интернациональный стиль> (50-е - 70-е гг.) или формально-стилизаторский подход (с к. 70-х гг.).

Углубленные поиски Арабской органической специфики разворачиваются с конца 80-х годов в немногочисленных примерах административных, туристических и транспортных комплексов, гл. обр., в странах Северной Африки и в Саудовской Аравии.

в современной Арабской культовой архитектуре преобладает стилизаторский подход (самый известный пример - мечеть Хассана II в Касабланке). Можно высказать гипотезу, что такое положение связано с проблемами, имеющимися в установлении взаимодействия между архитектурным сообществом и мусульманским духовенством.

5.

Мы уверены, что традиционная Арабская архитектура образует <естественный> социокультурный субстрат, на котором может быть выращена новая, подлинно самобытная архитектура региона. Этот субстрат все еще жизнеспособен, все еще достаточно богат и продуктивен, чтобы на равных сопоставляться с западной традицией. В то же время архитектурный язык Современного движения и постмодернизма также превратился в органическую часть профессиональной архитектурной деятельности в Арабском мире. Преодоление культурного нигилизма модернистской архитектуры сегодня приобретает статус целенаправленного, <естественно-искусственного> культурного действия.

Знания о корнях и специфике художественной выразительности Арабской архитектуры, накопленные историко-архитектурной наукой (в т.ч. европейской), являются достаточным теоретико-методическим основанием для построения системы профессиональной деятельности, способной обеспечить достижение подлинной самобытности современной архитектуры региона.

Но знания эти неоднородны. За разными историко-теоретическими концепциями арабской архитектурной самобытности стоят разные идеологии и разные организационные стратегии возрождения. Можно выделить четыре группы таких концепций: <панисламские>, <арабо-центрические>, интегративные и поликультурные. Мы стоим на проспективной точке зрения на эту проблему, в соответствии с которой своеобразие Арабской архитектурной школы мыслится как культурно-образовательный, практико-организационный и урбанистический проект.

Как критерии полноты использования наследия в современном зодчестве региона выступают специфические черты традиционной архитектурной поэтики Арабского зодчества:

  • преобладание пространственного мышления над объемным;

  • преимущество, отдаваемое декорированию поверхности над скульптурной разработкой формы;

  • ограничение и художественное модулирование светового потока;

  • устойчивость вернакуляра при одновременном широком и повсеместном распространении общеисламских архитектурных тем и планировочных паттернов;

  • специфический урбанизм, выросший из родственно-племенного расселения и влияния сухого и жаркого климата;

  • специфический словарь символических значений и относительная свобода в использовании символики пространства и декора по отношению к функциональной типологии.

Содержание Арабской архитектурной самобытности как проекта, нацеленного на обеспечение системной полноты архитектурной деятельности, составляют следующие основные направления работы:

  • разделение Арабской и европейской архитектурных традиций в общественном сознании;

  • развитие системы архитектурного производства и public relations - профессиональных корпораций, исследований, системы взаимодействия с заказчиком, властями и общественностью;

  • развитие системы архитектурного <клуба> - теории и критики, системы внутрипрофессиональной коммуникации, региональных и международных творческих обменов;

  • формирование в Арабском мире системы национальных архитектурных школ, конкурентоспособных на мировом рынке подготовки архитекторов.

*

Если удастся обеспечить выполнение этих условий, есть надежда, что Арабам удастся <имматериализовать> свою архитектуру, т.е. что она начнет всерьез котироваться на мировом рынке культурных значений. Новый напор творческой активности, теоретически фундированный и социально организованный, не только поднимет коммерческую цену проектов, выполненных Арабами, на принципиально новый уровень, но и станет важнейшим шагом к новой самоидентификации Арабского региона, а, возможно, и всего Исламского мира.

 
 

Positionen Positions ðÏÚÉÃÉÉ



 

1.