Positionen
1997_2

Павел Лошаков

Пульсирующая архитектурная среда. Философия и форма

Определения

1Среди многочисленных проявлений динамики в архитектурной среде, ее изменения в пространстве и во времени мы обратим внимание на одну из составляющих - пульсацию.

Пульсирующими архитектурными объектами мы будем называть сооружения и их сообщества, периодически меняющие свои функциональные и пространственные параметры, такие как вместимость, полезная площадь, объем и.т.п. Важная особенность этих изменений состоит в их обратимости: пульсирующие объекты циклически возвращаются к исходному состоянию, проходя различные фазы трансформации.
2Предпосылками такой динамики становятся цикличность природных и климатических процессов (например, сезонные циклы), фазы социальной и производственной активности, цикличность жизненных потребностей и психологических состояний индивидуума. Таким образом, пульсация представляется одним из фундаментальных принципов поддержания архитектурными объектами оптимальных параметров под воздействием меняющихся внешних факторов и потребностей человека.

Генезис


3Пульсирующие элементы присутствуют в архитектурной среде во все исторические эпохи. Среди большого разнообразия форм периодически изменяемых объектов можно выделить несколько основных групп.

Одна из групп - это трансформируемые части капитальных построек, такие как, например, тенты. Известно изображение трансформируемого тентового покрытия над амфитеатром в Помпеях, аналогичное покрытие, которое развертывалось над римским Колизеем описано у Витрувия и Плиния. "Тент, который был усеян звездами", служивший "как для тени, так и для звучности", упоминает Альберти в качестве обязательного атрибута античного театра. В Испании тентовые покрытия "toldos" использовались для затенения улиц в жаркий период года.

4Другая группа - временные сооружения, периодически дополняющие стабильные постройки. Это, в частности, традиционные торговые комплексы рынков и ярмарок, а также временные зрелищные и рекреационные сооружения: балаганы, цирки шапито и др. Важно отметить, что такие сооружения часто располагались среди центральных городских пространств, на главных площадях. Они становились органической частью городской среды, неотъемлемым элементом эстетического образа города, носителем информации о циклах общественной жизни.

5Своеобразные формы пульсирующих комплексов сложились в средние века у народов Центральной Азии. Города и монастыри кочевников Монголии включали помимо стационарных и мобильные постройки, численность которых периодически менялась. Стабильное ядро в определенные сезоны года "обрастало" многочисленными передвижными сооружениями: существовали не только мобильные жилища (юрты), но и целые передвижные монастыри. С началом пастбищного периода размеры такого поселения сокращались во много раз. Тем самым обеспечивалась динамика параметров всего градостроительного образования.

Противоречие


6Итак, пульсация, как принцип обратимого изменения параметров архитектурных объектов, всегда органично входила в единую системы средств пространственной организации самых разнообразных жизненных процессов. Она основывалась на широком спектре планировочных и конструктивных приемов. Однако, наряду с другими типами изменяющихся во времени объектов, пульсирующие структуры практически не фиксировались историей архитектуры, не играли заметной роли в профессиональном сознании архитекторов. Именно здесь и сказалась традиционная система взглядов на архитектуру и приемы ее описания - профессиональный тезаурус. В конечном счете, это и составляет проблему языка архитектуры применительно к ее динамическим компонентам.

7Идеальная организация среды на протяжении многих веков ассоциировалась с неизменными, вечными формами. Архитектура трактовалась как пространственное воплощение фиксированной совокупности требований и параметров - исходя из этого осуществлялся поиск идеальных схем. Неизбежный отход от статичной, абсолютной схемы воспринимается в рамках этой концепции, как вынужденная дань несовершенству жизни, а вовсе не как отражение ее органической природы.

8Даже идеология функционализма, заявившего о преодолении многих предрассудков прошлых эпох, сохранила веру в "статичность" архитектуры. Напомним, что планы идеальных городов предлагал не только Филарете в 15 веке, но и Корбюзье в 20 веке. Такой взгляд во многом и определил кризис языка функционализма. Стремление учесть фактор времени при формировании структуры архитектурного объекта стало главной темой всех концептуальных проектов начиная с 60-х годов нашего века. Динамизм, изменчивость архитектурной среды составили центральный пункт проектов и концепций групп "Archigram", "Himmelblau", японский метаболистов.

9Если же снова обратиться к прошлому, то становится очевидным, что недолговечность самих материальных носителей динамической архитектуры, формирующих ее конструкций, которые не оставили после себя даже руин, также стало причиной отсутствия этого раздела в истории архитектуры. Однако, надо отметить, что многие полумифические постройки, не оставившие о себе прямых археологических свидетельств, тем не менее прочно вошли в исторический обиход. Вавилонская башня, представленная в иконографии различных эпох в предельно стабильных и капитальных формах кажется более реальной, чем сотни ярмарочных павильонов, которые каждый видел собственными глазами. Следовательно, виртуальный объект, описанный на хорошо разработанном языке представляется более реалистичным, чем осязаемый, но лишенный адекватных средств описания.

10Нечто подобное происходило и с фольклорной архитектурой. Русское деревянное зодчество, например, начали систематически изучать и анализировать только с середины 19 века. С этого времени оно стало постепенно входить в круг объектов внимания истории архитектуры, хотя прежде его почти не замечали из-за существенных отличий не только материала, но и композиционного, образного языка.

Диалектика


11Несмотря на высказанные выше соображения нельзя утверждать, что динамическая, пульсирующая архитектура требует для своего описания и восприятия некоего исключительного и обособленного языка. Достаточно того, что сама функциональная структура динамического объекта чаще всего предполагает наличие стабильных элементов внутри него - т.е. включает "стабильное ядро". В других случаях динамические объекты существуют и тесно взаимодействуют со стабильными, образуя систему более высокого порядка. Понятно, что описывается эта система как одно целое.

12Имеются и более глубокие взаимосвязи. Во многих случаях короткоживущие, временные объекты моделируют параметры, структуру и композицию возникающих вслед за ними капитальных построек или градостроительных образований. Примером может служить классический ордер, унаследовавший многие формальные черты более ранних античных деревянных построек. Павильоны и другие временные сооружения крупных выставок в течение 19 - 20 веков часто становились отправной точкой новых архитектурых и эстетических концепций. На градостроительном уровне - это планировка римского военного лагеря, положившая начало планировочной структуры многих европейских городов.

13Быстрота возведения, легкость обработки материала и, чаще всего, его невысокая стоимость позволяли свободнее экспериментировать не только с функциональной основой, но и с формой - языком внешнего выражения,- временных сооружений. С точки зрения творческого подхода прямыми параллелями можно считать жанр этюда в изобразительном искусстве или экспромта в музыке. Эти жанры часто становились источником новых продуктивных идей, сферой разработки нового языка искусства.

14Диалектику соотношения сущности короткоживущего объекта и формальных средств ее выражения интересно проиллюстрировать на примере сооружений, в которых формирующий их нетрадиционный материал отвечает недолговечности самой постройки. Известны предложения по возведению временных построек из бумаги и картона с последующей их полной утилизацией. Однако, едва ли не самый поразительный пример - Ледяной дом в Санкт-Петербурге.

15Это сооружение было построено в январе 1740 года на льду Невы и предназначалось для празднования свадьбы придворного шута императрицы Анны Иоанновны. Автором проекта был один из ведущих российских архитекторов того времени Петр Еропкин. Ледяной дом был достаточно сложным в архитектурном и инженерном отношении: здание имело несколько внутренних помещений, высокую кровлю, его фасады были украшены скульптурой, пилястрами и фронтонами. На площадке, огражденной баллюстрадой рядом с домом располагались два декоративных обелиска, искусственные деревья и даже шесть ледяных пушек и две мортиры. Все перечисленное было полностью сделано из льда.

16Наиболее примечательно - и это подчеркивают все описания Ледяного дома,- что он выглядел в точности как капитальные постройки того времени, т.е. его полное стилистическое соответствие стабильным архитектурным объектам. Даже игровая, праздничная сущность Ледяного дома, экзотический строительный материал не повлияли на принципы формирования его облика, язык его архитектуры. Единственная особенность - ночью свет зажженных внутри огней проникал сквозь ледяные окна и стены дома, вызывая восторг зрителей.

Средства архитектурного языка


17Принципиально могут быть определены два подхода к формированию языка пульсирующей архитектуры. Первый - модернистский подход, который основывается на достоверном отражении функциональной и конструктивной сущности трансформируемого объекта и извлечении из этой сущности средств выразительности и образных черт.
Второй - постмодернистский, ставящий на первое место задачи смыслового кодирования, традиционные символы и привычные представления потребителя.

18Независимо от избранного подхода основным фактором, оказывающим влияние на формирование архитектуры пульсирующего объекта становится осознание и адекватное отражение последовательных стадий его существования, программирование восприятия объекта во времени. Архитектурная практика чаще сталкивается с разверткой восприятия во времени, когда речь заходит о созерцании пространственного объекта в движении. Это происходит не только на макроуровне - при перемещении внутри городской среды. Так же строится восприятие и на уровне отдельного здания, в котором зритель последовательно видит по мере приближения и проникновения внутрь - сначала силуэт, затем фасад в целом, далее детали фасада и, наконец, интерьер.

19Что касается пульсирующего объекта, то зритель, в принципе, может оставаться в покое - меняется сам объект. Задача архитектора состоит в предвидении различных состояний изменчивой во времени композиции, основанной на чередовании различных фаз существования и функционирования динамической системы.

Это противоречит унаследованной нами ренессансной традиции - критериям красоты и совершенства в искусстве и, в частности, в архитектуре. Мы полагаем по выражению Л.-Б.Альберти, что "красота есть строгая соразмерная гармония всех частей ... - такая, что ни прибавить, ни убавить, ни изменить ничего нельзя не сделав хуже" (L.-B. Alberti. De Re Aedificatoria. Libri Decem. L 6-3).

20В случае с динамическими архитектурными объектами речь идет о создании специфической драматургии, сценария последовательной смены состояний объекта, его внешнего облика, композиции. В этот сценарий может органично войти как демонстрация нынешней фазы существования объекта, так и опосредованная информация о других (невидимых, потенциальных) фазах его изменения. Каждая из фаз по принципу своего построения может быть замкнутой, самодостаточной, однако может выражать и программную незавершенность, неустойчивость, стремление к переходу в новое состояние.

21Специфические черты языка пульсирующей архитектуры заставляют обсудить и вопросы отношения с контекстом, что особенно актуально при включении пульсирующих объектов в сложившееся историческое городское пространство. "Золотой век" концептуального проектирования тотально трансформируемой среды - 1960-е годы, - характеризуется почти полным безразличием к вопросам соотношения объекта и контекста. Однако сегодня не ответив на эти вопросы мы бы обрекли динамические сооружения на маргинальное существование.

22Важно отметить, что развертываемые на короткий срок временные сооружения не нарушают сложившуюся архитектурную среду как физически (не требуя устройства фундаментов и т.п.), так и эстетически - благодаря внешнему выражению своей подвижности и изменчивости, фактическому свертыванию на нерабочий период. Они не конкурируют с капитальными постройками, практически не искажая восприятия архитектурного ландшафта, даже контрастируя с ним по цвету, материалу и тектоническим особенностям. Именно этот контраст используемых выразительных средств позволяет вывести пульсирующие структуры как бы в другое измерение, сохранив в то же время их место в композиции и информационную роль в городской среде. В тех же условиях появление любого чужеродного капитального сооружения вызвало бы резкий диссонанс.

23В качестве аналогии можно привести следующий пример: десятки туристических автобусов, которые скапливаются обычно на улицах и площадях, примыкающих к достопримечательностям и памятникам ни у кого не вызывают мысли о нарушении исторической среды. Но можно представить всеобщее возмущение, если бы вместо них появилась даже значительно меньшая по объему капитальная постройка. Облик транспортных средств, связанный с их подвижностью, да и сознание того, что они вскоре покинут место своего расположения, создает совершенно другую психологическую установку при восприятии, чем в случае со стабильными объектами. Характерно, что "машинные" формы часто используются в дизайне временных сооружений, не говоря уже о собственно мобильных устройствах для торговли, экспресс-питания и др.

24Облик городской среды определяется ее существованием в пространстве и во времени. Наибольшую роль при этом несомненно играют "долгоживущие" постройки. Однако в каждом историческом срезе они переплетены с динамическими элементами множеством связей - утилитарных, композиционных, стилистических. Изучение этих связей позволяет по-новому посмотреть на историю и сегодняшний день того языка пространственных форм, который создается в процессе профессионального архитектурного творчества и фиксируется в зримых образах предметного окружения человека.
Творчество остается субъективным, в то же время взгляд на его результаты, как на законченный текст (даже со стороны самого автора) может быть уточнен и углублен благодаря разностороннему осознанию языка статики и динамики в архитектурной среде - вечного и мимолетного в искусстве организации пространства для жизни.

Взгляд в будущее


25Хотя сегодня архитектурная футурология, особенно в части касающейся прогнозов развития внеземной, космической архитектуры не пользуется такой популярностью, как это было два-три десятилетия назад, позволю себе следующее заключительное замечание. Дело в том, что даже ныне существующие орбитальные станции представляют собой сложные, постоянно меняющие свои функциональные параметры сооружения в космосе. Это типичные пульсирующие архитектурные объекты, где к постоянно существующему ядру периодически присоединяются дополнительные модули, развертываются и убираются солнечные коллекторы, радиоантенны, экспериментальное оборудование и др. Поддержание оптимальных параметров для такой структуры на всех этапах ее существования - непременное требование, которое диктуется экстремальными условиями космоса, крайней дороговизной жизнеобеспечения.

26И если когда-либо зайдет речь об особенностях восприятия, языке архитектуры искусственных космических объектов, то это будет, вероятно, не обсуждение необычных материалов (практически все они уже используются на Земле) или отсутствие вектора гравитации. Именно сценарий последовательных фаз транформируемой композиции, драматургия соотношения частей с разной скоростью изменения объемных и функциональных параметров станут ведущими чертами творческого поиска и находок.

loshakov@mail.rcom.ru

 

Positionen Positions positii