tema
1997_2

Светозар Заварихин

АРХИТЕКТУРА: ЯЗЫК МОНОЛОГА И ДИАЛОГА


1Познание архитектуры с точки зрения ее информационно-коммуникационного потенциала требует различать язык собственно архитектуры (которым она "говорит" с человеком) и язык суждений об архитектуре. Эти два взаимосвязанных, но тем не менее разных феномена рождены извечным диалогом между человеком и создаваемой им предметно- пространственной средой.
Язык собственно архитектуры имеет вполне материальную основу в виде самого объекта. В то же время он не существует вне воспринимающего осубъекта (реципиента). Это вневербальный язык чувств, эмоциональных образом, он субъективен, но одновременно обусловлен геометрическими, физическими, композиционными, градостроительными параметрами архитектурной формы, а также господствующими аксиологическими установками времени создания и времени восприятия объекта.

2Возможности архитектуры входить в режим диалогового сенсорного общения с индивидуальным сознанием человека (а через него воздействовать на массовое сознание общества) развивались и использовались с древнейших времен. При этом абстрактный, в высшей степени условный язык собственно архитектуры нередко дополнялся, обогащался языковыми средствами изобразительных и декоративных искусств. Попытку совершить решительный поворот к "говорящей" архитектуре предприняли архитекторы эпохи Великой французской революции Булле, Леке и др. Они использовали язык как прямого функционального символизма (проектировал, например, хлев в виде коровы), так и символизма надбытового (разрабатывали проекты зданий в форме куба, шара, пирамиды и т.п.). Вторая яркая вспышка символизма отмечалась в России в 1910-х - 1920-х гг. Этот "литераткрный" путь сближения языка пространственного искусства с вербальными моделями человеческого сознания несмотря на свою кажущуюся естественность и эффективность на самом деле ведет к уничтожению архитектуры как специфического "разговорного" и "музыкального" жанра творческой деятельности. Однозначный символизм формы подавляет саму возможность субъективной многовариантной трактовки произведений архитектутрного и градостроительного искусства. Поэтому символистский путь развития для этих видов искусства является побочным.
Бесперспективность архитектурного символизма - это прямое следствие бесперспективности попыток создания "одноразовых" языковых систем. В архитектуре наиболее устойчивыми и емкими по своему содержанию являются языки, имеющие структурную, а не изобразительно-образную основу. Это подтверждает судьба античной образной архитектоники, актуализация которой происходит периодами на протяжении более чем двух тысячелетий. В отличие от нее субъективистские (маньеристские) стилистические периоды весьма кратковремены и при этом не имеют способности адекватно повторять себя (возрождаться) с течением времени, в другие эпохи.

3ХХ век, несмотря на свою крайнюю противоречивость, в основном тяготеет все же к арохитектурному структурализму. Об этом свидетельствуют многочисленные вспышки неоклассических тенденций, которые проявляли себя не только в "чистом" виде, но и опосредованно - в Югенд-ститле, функционализме, брутализме, неомонументализме, постмодернизме и в других стилистических направлениях уходящего года,а также в градостроительстве. Современные тенденции перехода к тотальному дизайну также в своей основе имеют принцип структкрности. Однако, в отличие от античного ордера архитектурные дизайн-структуры для выполнения своих "языковых" функций не прибегают к "художественному" антропоморфизму. Это не уменьшает, а напротив, усиливает субъективизм и возможности саморазвивающегося языка архитектурного дизайна.

4Язык суждений об архитектуре имеет вербальную основу. Лингвистически он развивается как часть конкретной национальной культуры, ее письменности, языковых норм и пр. Поэтому научный интерес представляют не его структурные особенности, а типология вербальных смысловых блоков, его поэтика, система аксиологических ориентиров, жанровых форм и т.п.
В пределах любой национальной культуры всегда существует две языковых системы суждений об архитектуре - профессиональная и дилетантская. Последняя представляет собой массовое явление, основанное на ограниченном количестве типовых оценочных выражений. Эти выражения лишены аксиологических полутонов и используют контрастные однозначные "приговоры" типа "нравится - не нравится", "современно - не современно" и т.п. В типологии этого бытового архитектурного языка существуют разновидности, формирующиеся в рамках различных социально-профессиональных групп населения (обыватели, журналисты, деятели смежных искусств, строители и др.). Знакомство с этими "диалектами" подтверждает известный тезис о невозможности проникновения в языковые глубины архитектуры без определенной подготовки и большой практики.
Язык профессиональных суждений об архитектуре также имеет свои "диалекты", отражающие структуру всей архитектутрно-градостроительной сферы (проектирование, менеджмент, административное и творческое руководство, наука, образование, критика, информация и др.).

5Наибольшей глубиной, разитостью и синтетичностью отличается язык архитектурной критики, что определяется ее положением между наукой, практикой проектирования и потребителем. Поэтому наибольший интерес представляет анализ типологии языка именно архитектурной критики. В данной статье этот анализ проводится по материалу русской профессиональной периодики Х1Х-ХХ вв.
Выбор тех или иных языковых форм архитектурной критики в немалой степени определяется принципиальным характером суждений - констатирующим или анализирующим. Констатирующее суждение используют метод прямой оценки, когда за пределами высказывания\ остаются мысленные аналитические оьперации сравнения объекта с идеальными архитектурными представлениями и нормативными требованиями. Наиболее части здесь используются эмоциональные формы оценок, а также констатирующее перечисление характеристик и фактов, соответственно подобранных и расставленных.

6Анализирующие суждения, в отличие от констатирующих, основаны на демонстрации системы критического анализа. Для этого используются приемы аналогий, сопоставлений, противопоставлений, выстраивания цепочки причинно-следственных связей, включения критики в историко-культурный контекст, прослеживания генезиса объекта и др.
Оба методических принципа - констатирующий и анализирующий - взаимно дополняют друг друга и нет никаких оснований утверждать, что в будущем один из них будет преобладающим. Это подтверждается практикой современной архитектурной критики, где редко используются "чистые" аналитические формы суждений, но чаще - двухосновные, состоящие из позитивной констатирующей характеристики объекта и его эмоциональной критической оценки.
Расширение и углубление критического познания архитектуры в ряде случаев возможно с помощью ассоциативного ряда и выхода за пределы узкотематического контекста. Существует и такой своеобразный методический прием как "скрытая критика", когда позитивное утверждение какого-либо архитектурного факта или явления подразумевает отрицание других фактов или явлкений.

7Для критических суждений используются все три вида архитектурнрых описаний - морфологические (указание физических и других параметров объекта), символистские (наделение объекта культурно-эстетической ценностью) и феноменологические (выражение субъективных переживаний по поводу объекта).
Жанры архитектурной критики также тесно связаны с жанровой структурой литературной публицистики. Лишь полемический отклик (реплику), фельетон и памфлет можно считать рожденными спецификой критической деятельности. От позитивного начала ведут свое происхождение рецензия, отзыв, экспертиза. Обзоры, краткие сообщения и заметки имеют информационную основу. Развитие литературно-публицистической деятельности привело к появлению статьи и очерка. Следует отметитьтакую специфическую форму суждений как архитектурно-критические фрагменты неархитектурных или научных архитектурных публикаций.
Каждая жанровая форма в свою очередь имеет множество модификаций, разновидностей. Существуют и сложные, синтетические формы архитектурных суждений.
Практика русской архитектурной критики последних двух веков выработала целый ряд конкретных методических приемов - констатирующих и анализирующих, которые могут быть систьематизированы в конкретный типологический ряд, приводимый ниже.

8 Ко н с т а т а ц и я о б ъ е к т и в н ы х ф а к т о в дает оценивающий эффект соответствующим подбором и порядком расположения этих фактов в тексте или устных суждениях.
К о н с т а т а ц и я с у б ъ е к т и в н о г о м н е н и я - это "прямая оценка", игнорирующая систему доказательств и обоснования этого мнения. Такой прием свойствен суждениям, высказываемым по поводу построенных зданий, существующих видовых перспектив, а не по поводу проектов. Прямая оценка в практике русской архитектурной критики часто использовалась при характеристике исторической архитектуры. При этом суждение и оценка чаще всего составлялись по одной-трем позициям.
О ц е н о ч н о е о п и с а н и е - это разновидность повествовательной манеры, но эмоционально более активная. Этот прием чаще всего используется при анализе проектов. "Оценочный" эффект в такого рода описаниях создается не только использованием эпитетов, но и композиционными нюансами, спецификой организации текста.
П р и ч и н н о - с л е д с т в е н н ы й а н а л и з сформировал три методических приема: 1) выявление соответствия (несоответствия) следствия причине, 2) прослеживание генезиса явления, 3) анализ выдвинутого тезиса.
С р а в н и т е л ь н ы й м е т о д проявляет себя в форме сопоставлений, противопоставлений, путем использования приема "тезис-антитезис" и др. Активизировался этот метод в начале ХХ века.
М е т о д м о д е л и р о в а н и я проявляет себя в таких формах как мысленный эксперимент, мысленное альтернативное проектирование, включение в контекст, реконструкция исходных условий.

9Мысленный эксперимент позволяет использовать "эффект присутствия" или "эффект функционирования" для выявления конкретных (как правило. функциональных) качеств объекта критического анализа.
Альтернативное проектирование - своеобразный прием критики, дающий возможность усилить ее практическую действенность.
Методический прием включения в контекст подразумевает рассмотрение явления в контексте более общей, объемлющей системы, включение его в конкретный ценностной ряд. Это дает достаточные основания для анализа и оценки.
Прием реконструкции авторского замысла помогает вскрыть и проанализировать противоречия "должного" и "сущего".

10 По э т и к а произведений русской архитектурной критики развивалась как поэтика общенациональной публицистики ХIХ века, постепенно обогащаясь новыми системами эстетических средств и композиционных приемов. В период господства эклектизма (во второй половине ХIХ века) появились новые группы оценочных эпитетов, такие как "оригинальность", "роскошь", "изобретательность", "заманчивость", "украшенность". Положительно оценивались здания, в которых, например, ни одна комната не была похожа на другую. При этом преобладала "черно-белая" тональность оценок (либо "хорошо", либо "плохо"), что свидетельствовало оь неразвитости поэтики и методологии архитектурного языка в тот период. Однако к концу века поэтика архитектурных суждений уже обогатилась такими эстетическими средствами как использование метафор и художественного образа, сарказм, гротеск, обращение к читателю.
11Сарказм, гротеск и подобные приемы парадоксально заостряют отдельные черты анализируемого явления или объекта и тем самым привлекают внимание к их особенностям. Особенно часто эти приемы употреблялись в эпоху Югенд-стиля. Например, об особняке Дерожинской говорилось:" Это чудовищное здание начало меня преследовать как кошмар. Мне казалось, что оно начинает двигаться, отдельные корпуса становятся один за другим и образуют тело чудовища. Две башни обращаются в рога, верхние окошечки спариваются и превращаются в маленькие злые и беспощадные глазки" (Цит по: "Строительство и архитектура Москвы", 1986, 1, -С.24).
Прием обращения к читателю обеспечивает доверительный тон архитектурного анализа, создает эффект сопричастности читателя к этому анализу, помогает преодолеть монологизм изложения. Нередко это обращение формулируется в форме вопроса, провоцирующего ответ в виде критичесчкого утверждения или альтернативного высказывания. Однако вопрос может и не предполагать ответа: критическое отношение может содержаться в самом вопросе.

12В начале ХХ века получили распрост ранение диалоговые формы архитектурных суждений, сталкивавшие разные мнения. Тем самым выявлялся диапазон противоречий, присущих конкретному архитектурному явлению или объекту.
Таким образом, язык архитектурных суждений в процессе развития создал обширную типололгию жанровых, методических и поэтических форм. На специфику этих форм оказывают влияние многие внешние факторы - групповые пристрастия, авторская амбициозность, политическая ситуация и пр. Примером влияния актуальных особенностей идеологии и политики на архитектурные суждения может служить случай со зданием Германского посольства, построенного в Петебурге в 1911 -1912 гг. по проекту П.Беренса. Первая статья об этом неоклассическом здании появилась в 1913 г. В ней постройка оценивалась вполне положительно: "величаво-спокойный, хотя и монотонный фасад с его мощными колоннами и пилястрами из красного камня вполне гармонирует с гигантским Исаакиевским собором и подчеркивает идею германского посольства" (Московский архитектурный мир. - 1913. - 2. - С. 107). Другой критик, апологет русского неоклассицизма, считал здание эстетически несовершенным: "Мысль дать ряд простых колонн, составляющих внушительный портик, заслуживает полного одобрения, но все дело в пропорциях... получилось так, что среди внушительной колоннады расположены жалкие беленькие переплеты оконных рам, затиснуты ненужные балкончики, вся колоннада сдвинута зачем-то вбок, и образовалась очень неприятная асимметрия. Хуже всего в этом нелепом здании - детали" (Аполлон. - 1913. - 2. - С. 34).

13После начала второй мировой войны появился новый мотив критики здания Германского посольства - идеологический: "Немецкое культуртрегерство есть идея, воспитанная на примере Рима, и атрибуты римской культуры - неизбежная принадлежность всякого немецкого творения. Отсюда та колоннада, которая точно на вахтпараде вытянулась перед зданием. Но и колоннада, конечно, должна быть не только античной, а и немецкой, и поэтому огромные колонны расставлены без оснований и капителей. Прямо от цоколя до антаблемента тянутся гранитные столбы мощные и грубые... Никому и в голову не пришло понять, что хотел сказать художник-архитектор своим проектом. А он хотел представить мировое государство, деловое и мощное своей грубо-физической силой" (Архитектурно-художественный еженедельник. -1914.- 26.-С.253 - 255).
14В ХХ веке язык архитектуры испытал контрастные переломы в периоды господства функционализма и последующего возврата к традиционализму. Переход к тотальному дизайну и постмодернизму сгладил эти контрасты. "Молчаливая" архитектура функционализма нашла свое продолжение в неофункционализме и арх-дизайне, а "говорящая" архитектура традиционализма - в неосимволистской эстетике постмодернизма. На рубеже ХХI века наблюдается переход к сдержанной, немногословной архитектуре. Тем не менее, монолог "молчаливой" архитектуры продолжается, так же как и тихий диалог человека и его детища - архитектуры. Диалог этот будет продолжаться до тех пор, пока человечество не потеряет интереса к той информации, которая самозаписывается языком архитектурных символов и форм.

Дальнейшая литература:
1. "Архитектура и эмоциональный мир человека"- М., 1985
2. Заварихин С.П.: "Русская архитектурная критика"-Л., 1988
3. Иконников А.В.: "Художественный язык архитектуры"-М., 1988 .

Thema Subject Tema